二至五年

IV. 效率
并注意, 这些幼稚的话有多有效. 在大多数情况下,它们仅从动作的角度描述对象。.
刨床 – 就是那个, 比他们计划的,
科帕特卡 – 就是那个, 比挖.
Kolotok – 就是那个, 比磅.
热 – 就是那个, 比赶上.
Vertutia – 就是那个, 变成什么.
利兹克 – 就是那个, 舔什么.
马泽林 – 就是那个, 涂了什么.
库萨里克 – 就是那个, 咬什么.
这里没有一个字, 与运动无关, 动态.
提出对象的有效功能.
一个三岁的孩子肯定, 几乎所有事物都存在于一个或另一个精确定义的动作中,而在这个动作之外.
在名词中,孩子感受到动词的潜能.
你只是凝视, 一岁大的婴儿非常关注汽车, 摩托车, 电车, 跟随他们不断的运动.
几乎所有修复, 孩子带进我们的 “一个成年人” 演讲, 正是, 他使动力脱颖而出.
该 “民间词源” 成人这并不经常发生, 因为成年人注意到文字中的其他特征. 俄罗斯农民用克利洛斯制得克洛斯 (从这个词 “翅膀”), 汉密尔顿变成了霍穆托夫, 也就是说,它们还对名词进行运算, 但 “民间词源” 孩子们几乎总是以宾语的名义找到一个动词.
但, 当然, 有时孩子会在主题名称上提出非动词, 名词或 – 非常稀有 – 形容词.
我被告知五岁的加夫留沙(Gavryusha), 谁叫植物学tsvetanika (他的父亲是植物园的负责人), 还有芝士蛋糕 – 干酪 (从这个词 “干酪”); 而且我知道Musya, 叫萘马芬, 因为我确定, 萘是专门为妈妈的离合器而存在的.
然而, 这样的词形并不多. 大多数孩子的话, 包括在该地区 “民间词源”, 与动词形式相关.
小孩子对动词的引力是如此之大, 他们实际上没有动词, 存在于 “一个成年人” 语言. 必须创建自己的.
没有, 它似乎, 这样的名词, 一个孩子不会变成动词的:
– 时钟在滴答作响.
– 整棵树都照亮了! 整棵树都照亮了!
三岁的尼娜的兄弟扮演莱卡. 妮娜在痛苦中做鬼脸:
– 真是个孩子, 请!
孩子创造了数十个这样的动词 – 更经常, 比我们.
在门边抓着我的手, 婴儿的尖叫声:
– 月亮, 我闭上了手!
并让父母被动词的这种大胆产生震撼, 孩子认为他完全正常.
– 给我蛋壳.
– 磨康乃馨.
– 纸已经打开.
– 我挠了焦糖!
– 胡胡, 他们如何掌心!
– 哦, 我有荨麻!
– 我有一只玛卡龙.
– 我已经开始了.
乃至:
– 我们喝了咖啡.
有时甚至使用副词.
– 扩大!.. 扩大! – 一个四岁的女孩向客人大喊, 苛刻的, 让他们让路.
连单词都变成动词 “更”:
– 摇摆我, 只有我不会下去, 但我会继续哭泣,并且仍然*.
______________
* 顺便说一句,我注意到, что слово “仍然” 它的结构是相当一致的 “一个成年人” 动词 “再来一次”, 源自拉丁语 “bis” (至).
甚至打招呼也可以变成动词:
– 爸爸打电话.
Seryozha依up着他的母亲, 她拥抱他.
– 全部上当了! – 他夸耀.
这样可以节省言语. 而不是掠过烦人的苍蝇, 阿卡什卡(Arkashka)更喜欢变干:
– 我坐着冲自己. 我坐着冲自己.
没有这样的话, 一个孩子不会变成动词的:
– 我们和爸爸妈妈一起去休息.
甚至莫夫也从他身上拿出动词形式:
– 哦, 母亲, 你为什么这么闷我?
一言以蔽之, 找到每一步, 我们的动词对孩子来说还不够. 他们需要更多, 我们能给他们什么, 虽然我们可以给很多, 因为我们的语言中动词非常丰富, 源自名词. 俄国人从吉普赛人一词产生了动词vytsygan, 从库兹马这个词 – Podzmit, 从Egor一词 – 混淆, 从魔鬼这个词 – 发誓, 厌倦. 还有一些类似的动词, 源自名词:
傻眼了 – 从单词支柱,
猿 – 从猴子一词,
抢 – 从强盗一词,
土地 – 来自地球一词,
登陆月球 – 从月亮一词.
从形容词:
致富 – 从丰富这个词,
更漂亮 – 从好这个词.
和从感叹词:
傻笑, 乌鸦, 喵*.
______________
* 星期三. 维诺格拉多夫, 俄语 (章节 “动词构词系统”), M.-L. 1947, PP. 433-437.
因此,这里的孩子也完全按照其母语的原始规范行事。. 儿童肿瘤中最大胆,最怪异的东西,在这种情况下,不会超出国家语言传统的范围.
伟大, 幼稚的动词,例如剥离, namakaronitsya是根据相同的方案创建的, 根据我们伟大的作家, 字的艺术家, 一次尝试创建新形式的动词.
Derzhavin将动词作成担保 (从这个词 “流”), 茹科夫斯基弯, 科尔佐夫 – 普拉提, garrot – 成为外国人, 拥挤, 冷漠, 贡恰洛夫 – 拜伦, 谢德林 – 侮辱, 疯了.
有时创建这种新词来表达讽刺意味。, 当作者本人意识到组合词的所有故意荒谬之处.
这是, 例如, 对联, 这归因于普希金:
我恋爱了, 我着迷,
一言以蔽之, 我被解雇了.
这些几乎都是新动词。, 陀思妥耶夫斯基在演讲中介绍了这一点: phon (从阿索斯山的名字), 背景区域 (来自Fonzon姓), 橘子, 和谐化, 雄心勃勃, 亲爱的, 细节等等. 全部 – 除了两个: 绅士风度.
只有这两个保留在我们的语言中. 他们中的大多数人闪烁并被遗忘, 作为, 例如, 赫兹语动词抹大拉的马利亚.
– 抹大拉的马利亚.
(代表悔改的罪人抹大拉的马利亚。)
契kh夫也一样: 蟑螂, 玩水, 再狗, 招, 放松窗口, 淋湿.
该 “回忆” 马匹:
“他喝醉了 – 我们有一个赞助人的假期, 好吧,他做了坛”.
感受这些语言定律, 四岁的语言学家说:
– 母鸡扎根!
这些都是即兴的话, 短暂词, 谁没有声称, 渗透语言, 进入一般语音使用, 变得普遍可用. 专为场合而设计, 他们最常在家庭对话中培养, 私下里, 在漫画诗中出生后立即去世.
语言历史上有这样的时期, 当这个动词形成过程 (主要来自名词) 好多年都安静了, 但是突然之间,它变得异常活跃,并获得了很大范围. 它发生了, 例如, 那时候, 当Mayakovsky工作时, 慷慨地将这样的词引入他的诗歌, 如何摆脱, 百万, 旋转, 无聊, 七月, 菱锰矿, 坦率, 凹陷…
当然, 这不是他个人的专横: 这样的文学创新反映了, 日常生活中发生了什么, 因为在那个时代,口语演讲比比皆是:
– 啊, 我怎么得到锅!
– 他在纸上签名…
– 你不是很be愧是行李吗!
– 年轻人做出了承诺!
不久之后,赫列布尼科夫用这样的话说了算。, 如何成吉思汗, 莫扎特, 伊戈尔·塞弗里亚宁(Igor Severyanin)在他的诗歌中引入了此类动词, 源自名词, 如何放松, 犯规, 测试, 走开, 无处不在, 调等。, 等等。, 等等.
在燕尾服, 时髦的测试,
高级笨蛋
在王子的客厅里,
傻眼了.
读者随即接受了这种口头创新。, 因为这些创新是时代精神: 在家庭中, 口语演讲,然后进行名词强化动词的相同过程. 然后创作了这样一首歌:
她喝了茶,
巴兰基冷杉,
茶炊.
之后 (大约30秒中) 这个过程停滞了, 尽管即使现在我的朋友还是在火车上听到他的耳朵:
– 导体正在吸尘.
孩子的言语中没有这样的分句。. 新一代的孩子们总是会一遍又一遍地创造出各种各样的相似动词。, 忽略了他们的语言创新. Активность оглаголивания имен существительных снижается у них лишь по мере того, 他们来到学前年龄的出. Как близко примыкают создаваемые ими глагольные формы к тем формам, которые созданы и создаются народом, 明显地, 例如, из слова раскулачить. Впервые я услыхал это слово полвека назаддаже раньше. Гай, внучонок И.Е.Репина, крепко сжал свой кулачишко и сказал:
– 快点, раскулачь мои пальцы!
В те времена такого слова еще не существовало в народе, так как раскулачивание (в нынешнем значении этого термина) еще не стало историческим фактом. Для того чтобы ребенок мог заранее – 可以这么说, напередсконструировать то самое слово, которое лет двадцать спустя было создано народными массами, 需要, чтобы он в совершенстве владел теми же приемами построения слов, которые выработал в течение тысячелетий народ.
V. ЗАВОЕВАНИЕ ГРАММАТИКИ
ЗА-ВЫ-НА-РАС-ОБ
– 看, как налужил дождь!
– 哦, какой пузырь я выпузырила!
Дай мне распакетить пакеты.
На тебе кочергу, покочергай.
Собака пасть разинула, а потом зазинула.
– 啊, как обснегилась улица!
– 看, как я хорошо приудобился.
Погоди, я еще не отсонилась.
Мама сердится, но быстро удобряется.
Весь мост залошадило.
На что это ты так углазилась?
В этих глаголах меня особенно восхищают приставки, виртуозно придающие каждому слову именно тот оттенок экспрессии, какой придает им народ.
Они показывают, как чудесно ощущает ребенок назначение этих маленьких за, 您, 在, 上, рас, об и т.д. Углазиться, выпузырить, распакетить, задверить, натабачить, приудобиться, обснегитьсяздесь ребенок никогда не ошибется. Он уже в два с половиною года великолепно распоряжается всеми префиксами.
Когда Юрику Б. 不喜欢, что за ужином его мать посолила яйцо, он закричал:
Высоли обратно!
А другой мальчишка, долго корпевший над каким-то бумажным изделием, вдруг проговорил, 胜利地:
Трудился, трудился, и вытрудил пароходик!
Таких примеров можно привести очень много:
Никак не могу распонять, что нарисовано на этой картинке.
Я помнил, помнил, а потом отпомнил.
– 母亲, отпачкай мне руку!
Заразился, а потом отразился (выздоровел).
– 爸, уже расгащивается! – крикнула отцу пятилетняя дочь, когда гости, пришедшие к матери, стали понемногу расходиться.
Расгащивается! Одним этим смелым, внезапно сотворенным глаголом она обнаружила такое гениальное чутье языка, какому мог бы позавидовать и Гоголь.
Все эти приставки придают русской речи столько богатейших оттенков. Чудесная ее выразительность в значительной мере зависит от них. Прикурить, закурить, выкурить, раскурить, накурить, обкурить, прокурить, перекурв этом разнообразии приставок таится разнообразие смыслов.
И разве не изумительно, что ребенок уже на третьем году своей жизни вполне овладевает всем этим обширным арсеналом приставок и великолепно угадывает значение каждой из них. Взрослый иностранец, хотя бы он изучал наш язык много лет, никогда не достигнет такой виртуозности в обращении с этими частицами слов, какую проявляет двухлетний ребенок, бессознательно воспринимающий от предков систему их языкового мышления.
Эту виртуозность, 正如我们刚才看到的, обнаружила двухлетняя Джаночка, когда она сказала свою бессмертную фразу про куклу:
Вот притонула, а вот и вытонула!
Ни в чем не сказывается с такой очевидностью лингвистическая чуткость и одаренность ребенка, как именно в том, что он так рано постигает все многообразные функции, выполняемые в родном языке каждой из этих мелких и незаметных частиц.
Ребенок впервые очутился на даче. На соседних дачах и справа и слева лают весь вечер собаки. Он с удивлением спрашивает:
Что это там за перелай такой?
Этот перелай (по аналогии со словами перекличка, переписка, перебранка, перепляс, перезвон) отлично изобразил то явление, которое подметил ребенок: прерывистость иобоюдностьсобачьего лая. Чтобы объяснитьперелайиностранцу, пришлось бы прибегнуть к такой многословной описательной речи: лают две собаки (или больше) с двух противоположных сторон, причем не сразу, а попеременноедва умолкает одна, тотчас же принимается лаять другая: перелай.
Вот сколько понадобилось бы слов, чтобы выразить то, что ребенок высказал единственным словом с короткой приставкой.
马雅可夫斯基比较:
它, Кися, непереписка”!
Это только всего переПИСК*.
______________
* “Литературное наследство”, Ť. 65, 中号. 1958, PP. 129.
ЛЬЗЯ И НЕЛЬЗЯ
Любопытная особенность детских приставок: они никогда не срастаются с корнем. Ребенок отрывает их от корня и легче и чаще, чем взрослые. 它, 例如, 他说:
Я сперва боялся трамвая, а потом вык, вык и привык.
Он не сомневается в том, что если естьпривык”, то должно быть ивык”.
То же и с частицами отрицания.
说, 例如, малышу: “啊, какой ты невежа!”, 他: “没有, папочка, я вежа, я вежа!” 或: “Ты такой неряха”, 他: “好的, я буду ряха!”
Бабушка Ани Кокуш сказала ей с горьким упреком:
Ты недотёпа.
Аня со слезами:
– 没有, дотёпа, дотёпа!
И вот восклицание Мити Толстого перед клеткой зоосада:
– 月亮, какие обезьяны уклюжие!*
______________
* 星期三. у Полежаева: “И уклюжистые бары” (А.И.Полежаев, Стихотворения, 中号. 1933, PP. 323) и у Игоря Северянина: “Ты послушай меня, мой уклюжий…”
У взрослых отрицание не чаще всего прирастает к корням. Я впервые подумал об этом, когда услышал такой разговор малышей:
– 别哭, он ударил нечаянно.
– 没有, чаянно, чаянно, 我知道, что чаянно!
Есть целая категория слов, не существующих во “一个成年人” языке без отрицания. 这是, 例如, слово ожиданный. Без приросшего к нему отрицания оно в новейшей литературе уже не встречается. Стандартной формой стало: “неожиданный”, но в прежнее время мы то и дело читали:
Ожиданное скоро сбылось…” (谢德林).
Вместо ожиданной знакомой равнины…” (屠格涅夫).
Некрасов в 1870 году ввел это слово в поэмуДедушка”:
Вот наконец приезжает
Долго ожиданный дед,
но в первом же издании той книги, где была вторично напечатана эта поэма, счел необходимым изменить всю строку:
Вот наконец приезжает
Этот таинственный дед*.
______________
* Н.А.Некрасов, 充分. SOBR. 运. и писем, Ť. 三级, 中号. 1949, PP. 8 和 422.
Дети не одобрили бы этой поправки. Ибо словоожиданныйживо для них и сейчас.
Лет двадцать назад я подслушал такой диалог:
Отстань, я тебя ненавижу.
Я тебя тоже не очень навижу.
И то же самое довелось мне услышать недавно:
– 母亲, я не могу навидеть пенки*.
______________
* То же и в неизданном дневнике Ф.Вигдоровой: “母亲, ты нас ненавидишь, а мне надо, чтобы ты нас навидела”. Там же есть словочаянно”.
一言以蔽之, дети и знать не желают этого нерасторжимого сращения приставки и корня; и попробуйте скажите трехлетнему Юре, что он говорит нелепости, он запальчиво ответит: “没有, лепости!”
Вообще всякоенеобижает детей:
Ненаглядная ты моя!
– 没有, наглядная!

速度:
( 3 评定, 平均 3.335 )
与你的朋友分享:
科尔尼·楚科夫斯基
添加评论

  1. Дарина

    Мне понравилось произвкдение

    答复