иштөөлөрүнө:

Порою заглавия уведомляли читателя не только о сюжете рассказа, но и о той поучительной мысли, какую содержит в себе этот сюжет:
«За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь».
«Гречневая каша сама себя хвалит».
«Язык до Киева доведет».
«И прекрасное должно иметь пределы».
Погоня за сильнейшим эффектом заставляла молодого писателя сочетать в своих заглавиях такие слова, сочетание которых неожиданно, непривычно и дико: «Скарлатина и счастливый брак», «Баран и барышня», «Америка в Ростове-на-Дону», «Картофель и тенор» и т. д.
Стиль подобных заглавий, забубенный и броский, не был личной принадлежностью Чехонте.
Чрезвычайно характерный для юмористических листков того времени, он был внушен ему беспардонными нравами этих листков, которые требовали от своих литераторов именно такого развязного стиля. Литератор был вынужден подчиняться их тираническим требованиям. При сочинении заглавий ему вменялись в обязанность низкопробные словесные фокусы, барабанные фразы, фамильярно-игривое обращение с читателем, то есть такие черты, какие прямо противоположны позднейшей эстетике Чехова.
Читая в первом томе Полного собрания сочинений «Комические рекламы и объявления (сообщил Антоша Чехонте)» или «Контору объявлений Антоши Ч.», явственно видишь, что это не Чехов, а совсем другой человек, нисколько на него не похожий и даже ненавистный ему.
Конечно, читателю ясно, что эволюция системы заглавий, наблюдаемая в чеховских книгах, интересует меня не сама по себе, а как одно из свидетельств той сказочно-огромной перемены, какая к концу восьмидесятых годов произошла с Антошей Чехонте, когда он преобразился в Антона Чехова1.
В этих заглавиях, «как солнце в малой капле вод», запечатлелся рост его творческой личности.
XXI
Думаю, ошол, если бы Чехов девяностых годовЧехов «Архиерея», «Дамы с собачкой», «Крыжовника»встретился с Антошей Чехонте, автором «Дуры, или капитана в отставке», он сурово осудил бы его стиль.
1 Характерна самая эта подпись: Антоша. эл, именующий себя публично Антошей, как бы демонстрирует свое неуважительное отношение к себе. Это было в нравах той литературной среды, где один из журнальных товарищей Чехова именовал себя в печати Эмиль Пуп.

Бирок, зачем говорить об этом как о гипотетически-предполагаемом случае, если нам досконально известно, что встреча Антона Чехова с Антошей Чехонте состоялась в действительности.
Время этой встречиконец девяностых годов, и у нас есть полная возможность, на основе бесспорных свидетельств, удостовериться в том, с какой враждебностью во время этой знаменательной встречи отнесся Чехов к своему молодому предшественнику.
Я говорю о тех месяцах, когда писателю, уже создавшему ныне всемирно известные рассказы и пьесы, пришлось, по воле случая, вновь перечесть в самое короткое время все свои ранние произведения, написанные им в ту недавнююно для него очень давнююпору, Ал Шабдан Chekhonte болгондо.
Произошло это в начале 1899 жыл. Издатель «Нивы» А.Ф. Маркс навязал Чехову дикий и злой договор, по которому писателю пришлось предоставить издателю не только те свои произведения, которые были предназначены им для печати, но также и те, перепечатку которых он, автор, считал нежелательной. Эти рассказы сам Чехов называл дребеденью. Они были неприятны его тогдашнему зрелому вкусу. Ему было больно перечитывать их.
И все же его принудили извлечь их из старых журналов и послать в Петербург издателю.
«Что хуже всего, – писал он Авиловой 5 февраля 1899 жыл, – я должен опять читать их, редактировать их и, как говорит Пушкин, «с отвращением читать жизнь мою» (18, 66).
Эти ранние вещи можно назвать античеховскими. Недаром он так безжалостно расправился с ними:
«Редактируя все то, что я до сих пор написал, я выбросил 200 рассказов», – сообщал он М.Н. Меньшикову 4 June 1899 жыл (18, 169).
А еще раньше в письме к Авиловой он разбил эти забракованные им рассказы на четыре категории: 1) «мало-мальски порядочные», 2) «плохие», 3) «очень плохие», 4) «отвратительные» (18, 93).
На каждом из этих «плохих», «очень плохих» и «отвратительных» рассказов он делал недвусмысленную надпись, запрещавшую издательству их публикацию: «исключить», «не печатать». У него была наивная уверенность, что таким образом он ограждает собрание своих сочинений от вторжения враждебного стиля. Мог ли он предвидеть, что тотчас же после его смерти хищные заправилы издательства нарушат его авторскую волю и напечатают большим тиражом все, что было забраковано им?
Те немногие из его ранних рассказов, в которых он видел хоть проблеск достоинств, он коренным образом переработал, перестроил по-новому, согласно требованиям своей позднейшей эстетики, чтобы вытеснить торжествовавшие в них некогда обывательские вкусы «Стрекозы» и «Будильника».
Переработка естественно не могла не коснуться заглавий.
Разухабистое заглавие «Ваня, мамаша, теща и секретарь» заменилось сдержанным и деловым: «Случай с классиком». От другого заглавия был отсечен тот кусок, в котором насмешливо выражены мнимые эмоции автора: «Брак по расчету, или за человека страшно» стал коротким «Браком по расчету». От заглавия «Битая знаменитость, или средство от запоя» остались лишь последние три слова.
Это изменение заглавий отразило в себе перемену, произошедшую в стилистике Чехова.
С самими рассказами он поступил еще более круто. Сравнив окончательный текст его рассказа «Приданое» с первоначальным текстом того же «Приданого», напечатанным в «Будильнике» 1883 жыл, редакция «Полного собрания сочинений А.П. Чехова» сообщает в своих комментариях:
«При сокращении текста отпали многие детали в описаниях и диалогах… Устранена подробность о (!) цели первого посещения домика… Исключены и дальнейшие фразы… Опущены детали о шитье… Устранен прием (?) описания комнат домика в форме (?) описания впечатлений посетителя… При переделке отдельных фраз изменены некоторые черты в характеристике образов…» (1, 533).
андан кийин:
«По первоначальному тексту было (так-то). Это изменено в том смысле, что…»
И дальше о том же рассказе:
«Заменено… заменяется… изменяется… уточняется…» (1, 534).

Эти неуклюжие заметки говорят об упорной борьбе Чехова со стилевыми приемами юного Антоши Чехонте. В каждом абзаце великий художник, вооруженный многолетним опытом и безукоризненным вкусом, оттесняет своего молодого противника и заменяет его стилевые приемы своими.
То же случилось с рассказом «Злой мальчик», первоначально напечатанным тогда же, боюнча 1883 жыл.
В комментариях к этому рассказу читаем:
«При подготовке к Собранию сочинений рассказ подвергался значительной переделке и стилистической правке. Сильно сокращены и изменены многие места, причем некоторые эпизоды отпали… Сокращен и заново переработан конец рассказа, выброшена (такая-то) сцена…»
Конец рассказа не «переработан», а написан Чеховым заново. И.А. Бунин, наблюдавший его во время работы над этой юношеской беллетристикой, сообщает в своих воспоминаниях о нем:
«Я часто видел, как он перемарывал рассказ, чуть не заново его писал»1.
В письме к А.С. Суворину от 17 февраля 1899 года Чехов и сам говорит:
«Многие рассказы переделываю заново» (18, 22).
И конечно, скажу мимоходом, было бы гораздо резоннее, если бы редакторы Полного собрания сочинений и писем А.П. Чехова определили даты каждого из этих рассказов двумя цифрами: 1883-1899, ибо вторая из них потребовала от автора не меньшей затраты усилий, чем первая. Недаром работу по обновлению своих старых вещей он в одном из писем назвал «каторгой» (18, 265).
Перерабатывая, Мисалы,, для собрания своих сочинений рассказ «Пари», Чехов придал ему такую идею, которая прямо противоположна.идее первоначального текста.
А рассказ «Володя» после авторской правки приобрел новую фабулу и стал чуть не вдвое длиннее.
Многие из старых вещей, введенных Чеховым в прижизненное издание его сочинений, переработаны так, что первона 1 жана. А. Б у н и н. чехтер // A.P. замандаштарынын эскерүүлөрүндө Анекдоты. M., 1960. (Курсив мой. – KC) чальные тексты можно считать черновыми набросками тех, какие мы читаем сейчас.
Спешу тут же заявить для полной ясности, ошол, когда я говорю о многотрудной борьбе, которую незадолго до смерти вел Чехов со своим прежним писательским обликом, я имею в виду не все произведения Антоши Чехонте, а лишь самые ранниете, что он писал в первые годы литературной работы (1881-1884). Да и в эти первые годы он вскоре перестал именоваться «Антошей» и подписывался «А. Чехонте».
Начиная с 1884 года Чехонте все меньше подчиняется вульгарным требованиям летучих листков и все явственнее преображается в Чехова.
Поучительно следить, как из месяца в месяц, из недели в неделю все больше расширяется круг его тем, все больше изощряется его эстетический вкус, все глубже делается его моральное и художническое восприятие жизни. Уже с середины восьмидесятых годов он из таланта становится гением и шагает семимильными шагами к созданию таких монументальных вещей, как «Степь», «Скучная история», «Палата № 6».
Тем-то и замечательна творческая биография Чехова, ошол, изучая ее, можно видеть, как безостановочно, неуклонно, системалуу, последовательно растет его духовная личность, как из литературного карлика, меньше которого, кажется, и быть невозможно, он вырастает во всемирного классика.
Пишущие о Чехове любят цитировать его знаменитые строки о том, как он по капле выдавливал из себя раба, но вряд ли кто применил эти строки к его литературному стилю. В первые годы работы Антоша Чехонте, кылышат белый, развлекатель мещанской толпы, был подневольным поденщиком той мелкой бульварной прессы, для которой он без устали трудился, спасая от голода себя и семью. Угождение обывательским вкусам было его рабьей повинностью. Но в то переходное время, когда он перестал называться Антошей и все еще не назвал себя Чеховым, он в тех же пошлых бульварных листках начинает все чаще и чаще выступать против обывательской пошлости. Сохраняя обличье развлекателя мещанской толпы, он все чаще становится ее обличителем. Уже к середине восьмидесятых годов Чехов окончательно сбрасывает с себя рабье ярмо и путем самовоспитания, путем неустанной борьбы с ин стинктами, мыслями, чувствами, внушенными ему темной средой с самого раннего детства, облагораживает и себя и свой стиль.
Здесь он снова встает перед нами, как героически-волевой человек, направлявший все силы души на усовершенствование своей нравственной личности. Здесь можно воочию видеть действие извечного закона, которому подвластно искусство: чтобы облагородить свой стиль, нужно облагородить себя.
Оттого-то такая феноменальная разница между первыми его вещами и последними. Нам понятна та душевная боль, с которой он перечитывал свои первые вещи: в них он, как в зеркале, увидел себя тем неказистым поденщиком, каким он был, когда начинал свой писательский путь, когда даже правильная русская речь была еще не вполне освоена им.
Чем яснее для нас вся мизерность его первоначальной литературной работы, тем выше мы ценим тот нравственный подвиг его труженической, творческой жизни, благодаря которому он в течение такого краткого времени очистился от писательских приемов и навыков, усвоенных им в ранние годы. Здесь с особой наглядностью становятся очевидны для каждого красота и величие упорного самовоспитания человеческой личности, жаждущей моральной чистоты.

СОДЕРЖАНИЕ

Глава первая 3
глава вторая35 глава третья89

|

Title Info author: Vlad
Document Info author: Vlad program used: doc2fb, Book Designer 4.0 version: 2

PAN id=title>
Fiction Book Description
КОРНЕЙ ЧУКОВСКИЙ

О ЧЕХОВЕ
Человек и мастер
Москва • РУССКИЙ ПУТЬ • 2008

ISBM 978-5-85887-281-8 ББК 83.3(2Poc)l
Ч 885

БИРИНЧИ БӨЛҮМ
© К.И. Чуковский, наследники, 2008 © Русский путь, 2008

мен

Ал меймандос болгон, магнат кантип. бул мейманкана, кумар келди. Көп өтпөй эле, ал айылда жашап эле, Ал ошол замат коноктор отурчу чакырылды. Көптөр үчүн бул акылсыз сезилиши мүмкүн: Адамдар жөн гана узак мөөнөттүү муктаждыктарын эскирген, Ал, мисалы, оор жумуш, бүт үй-бүлөсү менен сактап калды – менен апам, жана бир тууганы, жана эже, жана ата, Ал-жейли, анткени бир да тыйын жок,, жана сенин бүт үй бар, жогорудан, меймандарды толтурат, жана аларды азыктандырат, жана ачууда, жана качан!
Ал украин алыскы жайкы жашаган чечип алып,, Мен аны көргөн эмесмин, еще не знает, бул эмне, жана буга чейин МО-HN адамдар ар кандай szyvaet, Из Санкт-Петербурга, аз камсыз болгон үй-жылдын.
L, ал Орусиянын жакын мүлк жашап жатканда, Анын үйү мейманкана сыяктуу эле. "Биз ар бир бөлмөдө сырокопченые жана бир нече адамдарга кошулду, – дейт, анын бир тууганы, Майкл, – да, залда түнү бою. Писатели, кыздар – талант чордонунда, Zemsky көрсөткүчтөр, жергиликтүү дарыгерлер, уулу менен алыстагы бир туугандары ".
Бирок бул жетиштүү эмес эле.
"Биз Баюр чыдамсыздык менен күтүп жатабыз. Suvorin Pryedet, Мен Ba Rantsevich "чакырат, – ал токсон экинчи жылы Nate Lintvarevyh Melikhova билдирди (15, 365)1.
‘ кашаанын ичинде биринчи көрсөткүч экенин көрсөтүп турат, экинчи – Page Complete чыгармалар жана Letters AP. Анекдоты, M., 1946-1951. Биз Жергиликтүү тургун чыгармаларынын жыйнактарын шилтеме сактап калган. Анекдоты, бул тамырларыбыз I. тарабынан колдонулган. Бардык башка шилтемелер да акыркы бою жана толуктоолор менен берилет (M.: сүрөтчү аял. Адабияты., 1967). – белгилөө. катар.
3
Ал эми ошол эле учурда, аны чакырды. Анан Бул каттардан бул чыкты, ошол, Бул үч кошумча, Ал мени менен Бабкин-грузин чакырды, жана Yezhov, жана Leikin ал диктор жашап келген!
сегиз адам, бирок баары эмес,: үйүндө дайыма ушундай отурат, ал тургай, конок болуп эсептелбейт: "Astronomka" Olga Kundasova, музыкант Мариан Семашко, Lika Mizinov, Мусин-Пушкин (она же – Drishka, она же – кыз), Торжок айрым Le үкү, кээ бир Клара Mamun, Анын үй-бүлөсү менен достору, колдоочулар жана кокустук көп түрдүүлүгү, аты жок адамдар.
Бул сансыз элге да, ал, Албетте,, + көп жолу азап чегүүгө. "Бүгүнкү күндө Пасха жума мен конок, гости, конок ... Мен бир линия деп жазып жаткан жокмун " (15, 366). Бирок, бул коноктор үчүн ооздукталбаган кумарлануу менен колго алган жок,. Ошол эле катында,, бул арыз жайгаштырылган, Ал ошол эле Kundasovu жанында чакырат – Бишкек Tikhonov, кийинки – Лейкина, кийинки – Yasinski, биз жана кийинки үйрөнгүлө, Ал коноктор жана Suvorin, жана Shtepkina-Kupernik, жана Таганрог Selivanov-Krause!
Ал аны чакырып ар дайым кызыктуу, bravurní, ойноок, zateylyvo, Эгерде жаш кызыктуу маанайда алардын чакыруу образын чагылдырган катары, ким аны тегеректеп.
"Ооба,, сударь, – ал мындай деп жазган:, Мисалы,, редактор “түндүк”, – ал үчүн, Менин сүрөттү жана аты-жөнү көрсөтүлөт, Тасбих салым коюп сен менин, Мен силерге өз жылуу кызылмылык, беш боо берет. Сен мага керек (Из Санкт-Петербурга! алты жүз чакырым алыстыкта! – K. Ch) жана "чамгыр жеп (15,371).
Ошондо Ал архитектор чакырды кантип Shechtel:
"Эгер эмес, келип,, мен сени каалайм, көчөдө ачык лентаны "чечип сага (кир.- KC) (13, 220).
Ошентип, анын чакыруу VAUDEVILLE жазуучу Bilibin болот:
"Сен да ушундай: алдыга жылып, өлкөгө ... мага аялым менен күйөөгө, Бир жумада бир же эки ... мен убада, Сен улуу poglupeete ысыгы деп ... " (13, 164-165).
Бул Анекдоты табийгатынан эмес,, жана өтө жигердүүлүгү, алардын меймандостук таасирин тийгизген.
достору жана тааныштары менен рекламалап, Ал катка түстөр, сатиралык какшыктуу сыяктуу жарнамалар токтошот, Мен ошол лаззаттарга сырдоо, деп күтүп.
"Дени сак орду, шайырлуу, Курсагы токтор, батпай ... " (14, 153), "Жылуу жана сулуу Крым жүз эсе ..." (14,153), "Майыптар кеч, ат жакшы нерсе болуп саналат, жол кереметтүү, адам бардык жагынан сонун " (14, 364), "Bathing улуу" (13, 221).
Ал чектен анын чакырылды, алдын алуу жана ойлор, Чакырылгандардын ага келе албайт деп. "Ич сени arkane'1pritaschu боюнча Yaobyazatelno1", – Ал жазуучу Бартс жазган (14, 151). Анын чакыруу көбү чындап lassos болду, Бул аларга катуу сезилген, ынанымдуу эрки.
"Мен жек үчүн, сенин ийгиликке Мага келүүсүнө тоскоолдук кылып жатат ", – Анын досторунун бири мындай деп жазган (14, 120).
жана башка:
"Эгер эмес, келип,, Мындай gnusno3 аткарууга, Ошол тозок жок машакаттар жетпейт, бар, сизге "жазалоо (14, 350).
Ал эми үчүнчү катында Наркы Mizinova сурап:
"Muki'.my силер үчүн келип, эмне болот, Эгер бизге келген эмес?" (15, 356).
Анан ал аялдын, айталы, кыйноо коркуткан – кайнак суу жана ысык темир.
Ал эми эже-карындаш Черкассы анын досторунун бири жөнүндө мындай деп жазган:
"Ал келе элек болсо,, Мен анын жаргылчак өрттөп " (16,195).
анын чакыруу жана суроо-талаптарды Бул ашыкча энергия көп учурда дээрлик жабышып, аларды өткөрүшөт. Бардык ал үчүн аны чакырып жаткан, Ал өлүм жазасына тартыш үчүн ага зарыл болгон болсо,, Бул ызы-чуу Giljarovsky же melkotravchatomu коюшат эле да,, түбөлүккө Yezhov тарабынан чаян.
бекер, менин акыл-эски жана жаңы жазуучулардын ысымдарын кести – жок биз эстей албай, Мындай суук кабарды эр жүрөктүк жана кең пейил, меймандос ээ. ал көрүнөт, Эгер көбүрөөк Такалып жазуучулар барлар, конду челектер ээлери, Дыйкан ушул небереси жыйынтыктары, уулу бактысыз угууда, бирок эч ким мамы үй он жыл коноктор ар түрдүү басып, анын байыркы лайм дарактардын астынан көргөн жокмун, ал: "эскилиги жеткен жана эскилиги" Melikhovo бир күндүк окуя болду.
1Ж.Ш. Анекдоты. – K.CH.
2Анекдоты кандай тексттер менен мындан ары, эгер башкасы көрсөтүлбөсө, ак короз. – K.CH.
3Ж.Ш. Анекдоты. – K.CH.

|
көп Passion Өмүрүнүн акырына чейин конкурси калган. Азыртадан эле керектөө акыркы стадиясында, качан, "начар, poluzhilets оор ", Ал Маскөөгө бир аз убакыт келди, Анын үйдүн короо көп адамдар болгон, Ошол Эртеден кечке чейин, ал эркин көз ирмем болгон эмес. "Ал күнү бирөө келип ичинде, албетте,", – деп эскерет Vl. Yves. Nemirovich-Данченко, ошол замат укмуштуу, жат-нускоочу: "Бул бир аз чарчаган эмес, кандай болсо да, Ал чарчап-чаалыгып, "чыдап коюуга даяр болгон.
Болсо да,, кургак учук, акыры өзүнүн күчүн кетирди кийин, Ал конокторду бул эч качан түгөнбөгөн жип "дээрлик иштеген жок", которые, бири-бирине алмаштыруучу, эртеден кечке чейин ар бир күнү, алардын dokukami менен анын алдына келип:, Анда жаш жыл жөнүндө эмне деп жооп беришерин, Ал азыр адам чыдагыс ачкачылык жана башка адамдарга кол жатканда, байланышуу менен аныктоо, кайсы, кажется, эч качан эч бир адам болду.
Кимдир бирөө менен сүйлөшүүгө жана достук мамиле өтө тез, Ал жөн гана Орусия, анын жашоосунун алгачкы жылдары эле бардык Muscovy менен дос, Орусиянын коомдун бардык секторлорунун менен, жана ошол эле учурда мен үйрөндүм жана Бабкин, жана чемпионаты, жана Voskresensk, жана Баштанский жана анын тегерек-турмуштук тажрыйбага жутуп үчүн абдан чоң табиттин менен.
Ошентип, жаш, анын эмгектери ар дайым окуу:
"Ал эми улуту болгон ...", "El, Жатсам да, уктасам да ofitserney менен бирге тамак ичкен ... ", "Мен да кечилдер үчүн иш сапар менен барып, ..." (13, 144, 87, 65), "Мен айнек комбинатында Тула облусунда барам ..." (15,164), "Мен жарманкелерде барып Nozdryov Украина жана тартипте бардык жайкы ийирүү болот ..." (14,61), "Ал ичип, эки ыкчам бас ырдаган ..." (13, 208), "Кээде камералык башчыга-жылы ..." (13,99), "Таштанды бир ресторан бар болчу, мен көрдүм, көлмөнүн джем-жыйма аксессуары эки каракчы улуу оюнда ... " (14, 351), "Christmas дарактын бир жинди бар болчу, эрегишүү бөлүмүндө " (16,196), "Ал дарыгер мыкты адам эле ..." (13,165), "Bohemian ... Yadenkoy аз кам көрөт, Liudmillotchka боюнча болот ... диктор куюн менен жип ийрип, Olga аман, Матай үчүн келген жок, жана башкалар. д. Nelly келип, орозо. Баронесса төрөлгөн баладай эле ... " (13, 233).
Бул анын кереметтүү тажырыйбасы жок, Бул дайыма ууга туруп кимдир бирөө менен hobnob, ал өмүр баяны кызыкдар күйүп жок, эрежелер, сүйлөшүүлөр, ми? деген адамдардын кесиптердин жана жүздөгөн, ал, Албетте,, Мен орус жашоо сексенинчи жана Токсонунчу жылдардын менменсине Encyclopedia жараткан эч качан, Бул чакан Анекдоты окуяларды чакырды.
Бул майда окуялар бардык болсо,, Анын чыгармаларынын Moscow көчөлөрүнүн кээ бир керемет менен күтүлбөгөн жерден бир көп көлөмү чогултуу бүт элге суу, көрсөтүлөт, Булардын баары күзөтчүлөрдөн, аначы, актеры, portnyye, arestantы, ашпозчу аял, bohomolky, мугалимдер, тургундары, епискобу, cirkachi (же, алар чакырды, tsirkisty), Бардык чендерин жана бөлүмдөрүнүн кызмат адамдары, түндүк жана түштүк облустарынын дыйкандар, генералдар, мончо, инженер, уурулар, монастырь жолуксун, соодагерлери, pevčie, жоокерлер, суахили, пианино улоочу, от, соттук тергөөчүлөр, диакондор, Professor, койчулар, юрист, коркунучтуу таштандыларды пайда болмок, Мындай эбегейсиз топтолушу менен кенен аймакта албай турат коюу үчүн. башка китептер – Мисалы,, Goncharova – Конкурси жакын эле таштабайт окшойт, Ошентип, бир нече тургундары ар бир жүз беттеринде алар үчүн эсеп.
Мен ишене албайм, деп элдин баары ушул эл, Анекдоты китептерине жайнаган, Бир жак тарабынан түзүлгөн, Ошол эки гана көзү, чогулуп, мындай адаттан тышкаркы үчүн өлчөлүү өмүрдү кылдаттык менен бир киши көз ордуна, эстеп, түбөлүк так урулат, бул ишараттар, кадам шилтеген, жылмаюуулар, physiognomist, кийим-кече жана дагы бир киши жүрөгү, Бирок көп адамдардын бир гана ордуна кайгы менен кубаныч.
Ошондо кандай кызыктуу ал элге болгон! темалар боюнча, ал жакшы. Бир сыйра аны жеңил болду, анткени, Ал кууган адамдарды жана ар мазактады да,, казалось бы, Мен аркылуу көрүп,, биз биринчи кезекте эл менен жолукканда, ал ар дайым толук тосушат менен мамиле. Ошентип, ал өзүнүн чексиз берешен болгон, Көп адамдар да, ал өзүнүн касиет-байлыгын берүүгө даяр болгон. Ошондуктан учурда биз анын каттарында окуп:
"Бир жакшы кичинекей", "Туш-адам", "Улуу жигит", "Pretty чакан жана кооз жазуучу", "Cute адамдын денеси, жылуу ", "Улуу үй-бүлө, жылуу, Мен аны катуу тиркелген "мындай деди:, "сонун, чексиз боорукер жана түзүү ", "Бул жөн эле жакшы, ошондой эле анын бир туугандары катары, бул болсо абдан ", "Адам дене жакшы, таланты жок эмес", "Мындай сулуу аял, кайсы бир аз ". Жана башкалар. д.
ал көрүнөт, эмне тамарка, Бул жайкы резиденти катары кыска жайкы ай атпайт? жайкы өтөт, Эгер шаарга кайтып, түбөлүккө аларга унутуп келет. Бирок, көп өтпөй конкурси ага белгисиз түштүгүндө өлкө үйдү ижарага Lintvarevyh, Ал бир жолу ишенип, алардын баары – алты болду – абдан жакшы адам, жана көп жылдар бою мен анын жакын достору айлананын ичинде үй-бүлөсү сыяктуу,, же, Анын сөзү боюнча,, үй алдында: "Мен өчпөс чырак жарык".
Ошондо олунъыз үй-бүлөсү менен бир эле, аны менен бирге, ал буга чейин Орусиянын тышкары бир катар дачада үч Саммерс тарткан болчу. Ал алар менен дос болгон эмес, Бирок, өз балдары менен бирге, алардын конокторунун жана тууган-туушкандары менен.
Ал ошондой эле дээрлик бардык редакторлор менен тынчтык жолу менен кетти, болгон, ал басып болгон, да Vukolov Орусия жана Саблин, Алексей Suvorin сөз эмес,.
Ал эми бир даражада ал артелдик болду, хор адам, Мен жалгыз эмес жазып келген, жана башкалар менен бирге жана ылайыксыз адамдар менен чогуу-жазуучулар чакырууга даяр болчу.
"Угуу, Короленко ... бирге иштей берсин. бир оюнду жаз. Төрт Элчилер. Эки апта ".
Короленконун да эч кандай драма театрына үчүн жазган эмес, жана эч кандай байланышы жок.
И Билибину:

Көпчүлүк жатышмак аяттар:


Бардык поэзия (мазмун алиппе)

Таштап Жооп